Nailart-s.ru

Наиларт-С
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Светлана Зейналова откровенно рассказала о воспитании дочери с аутизмом

Дочь с аутизмом и жизнь без мужа: 7 принципов, как растит детей Светлана Зейналова

Любовь спасет мир.

Светлана Зейналова — телеведущая, которую мы знаем по программам «Голос. Дети», «Доброе утро» и «Гражданская оборона». Глядя на нее, сложно поверить, что эта искренняя задорная женщина в одиночку воспитывает двоих дочерей, старшая из которых больна аутизмом. Испытание? Боль? Труд? Нет, «это прикольно», — уверяет телеведущая. Быть мамой для нее — это настоящее счастье. Вот ее правила.

Главное — любовь, остальное приложится

Казалось бы, если ты осталась одна с больным ребенком на руках, впору опустить руки и пожалеть себя? Такие моменты неизбежны в жизни каждого родителя особенного ребенка, уверена Светлана, но все преодолимо. Главное — любовь.

«20.10.2008 ровно в 22.20 мы вышли в открытый космос. Без скафандра и спецподготовки. Мы вообще не знали, что делать друг с другом, как дальше жить и куда бежать и до сих пор нащупываем способы и пути понимания друг друга. Но одно было понятно с первого взгляда в тот день: безусловная, абсолютная, 100%-ая, круглосуточная, иногда мучительная, иногда космически прекрасная ЛЮБОВЬ!»

Право выбора — за детьми

Стоит довериться детям и предоставить им право выбора. Семья — гибкая система, где иногда управляешь ты, а иногда управляют тобой.

«У меня нет своего мнения. Дети решают, что мы едим, где отдыхаем, когда спим и, конечно же, что мы смотрим по телевизору! Я знаю ВСЁ про Грузовичка Лёву, Машу и медведя, Малышариков и Бинга (который вызывает восторг детей и зубовный скрежет у меня из-за озвучки странным голосом). Хотя кое-что осталось за мной: как спонсор нашей „тусовки“ на работу пока хожу одна я! Поэтому я ГЛАВНАЯ! Ну, почти Главная… иногда Главная…»

От души веселится в Инстаграм Светлана над собственными попытками «построить» Сашу и маленькую Веронику.

Дети делают нас такими, какие мы есть

Светлану часто называют сильной женщиной. Она искренне соглашается: так и есть. Сильной она стала благодаря материнству, ведь именно дети учат и формируют нас, своих родителей. О вкладе дочери в ее личное развитие Зейналова пишет:

«Она научила меня жизни. Объяснила, что хорошо и что плохо. Чем надо пренебречь и что самое важное на свете. Какая же глупая я была! Может, и сейчас не умнее, но очень стараюсь)))
Она сделала меня сильной. Сильнее, чем я бы хотела, но… так вышло. И наша „особенная“ жизнь мне нравится, я к ней привыкла, она меня сформировала и научила видеть мир иными глазами».

Радуйтесь каждому достижению

Нет родителей, которым легко, уверяет Светлана Зейналова. У каждого свои трудности.

«Любой родитель занимается с ребенком безостановочно, много, сложно и постоянно. Неважно, особенный он или неособенный. И в результате все родители выгорают. Не надо думать, что нам совсем плохо, а всем остальным совсем хорошо — это неправда. У всех детей что-то получается, что-то нет» — рассуждает она в интервью порталу Littleone. Главное, радоваться каждому достижению своего ребенка и почаще его хвалить.

Дочь телеведущей учится по инклюзионной программе в общеобразовательной школе и даже участвует в театральных постановках. Когда она впервые выступила на сцене без тьютора, Зейналова была несказанно горда, и ее ничуть не смутило, что дочь от волнения забыла все движения. С кем не бывает?

Никогда не сравнивайте детей

Когда Светлане хочется привести Саше и Веронике пример достойного поведения, она использует шуточные конструкции: «вот, мол, ходят слухи, что есть дети, которые вовремя ложатся спать, моют руки, сами завязывают шнурки»…

Телеведущей кажется неправильным сравнивать детей или ставить им кого-то в пример, в этом ей видится пережиток советского детства, которое для нее самой «не прошло бесследно»: «Я никогда не сравниваю дочек, не говорю: „Посмотри на нее“ или „Ты была совсем не такая“. Наоборот, учу их принимать, любить, уважать и ценить друг друга такими, какие они есть».

Ложь недопустима

Зейналова признает, что она — сложный человек и с ней бывает нелегко. Она прямо говорит о собственных недостатках и ту же честность соблюдает в отношениях с дочерьми. «Я никогда не вру своим детям — это для меня принципиально. Да, могу говорить не слишком приятные вещи, честно и где-то даже жестко», — рассказывает она.

По мнению ведущей, главное, объяснить детям, что и ссоры, и мамино недовольство плохим поведением — временное явление, а вообще любой ребенок для своего родителя самый «классный» и самый любимый.

Совершенство невозможно…

Если ты работающая мама, если ты темпераментная мама, наконец, если ты просто мама, у тебя не получится всегда быть идеальной, правильной и делать все строго, четко и по плану, как в лучших книгах по воспитанию детей, считает Светлана Зейналова… В один из «неудачных» вечеров она делится размышлениями на этот счет с подписчиками своего Инстаграм.

«Когда рабочий день длиннее, чем ночь… Когда ты полтора часа стоишь в пробке, торопишься, чтобы хоть полчаса потискать детей… Когда мы поклялись, что ложимся спать, а сами едим арбуз прямо в постели (хорошо, няня нас не видит)… Когда за окнами дождь, а у меня нет осенней обуви, но собака сжалилась и отказалась гулять… Когда ты пошла в туалет, а дочь вместе с раскрасками весело красит себя, … вот тогда ты понимаешь, что жизнь… она такая жизнь! Но другую на эту планету не завезли! И она ПРЕКРАСНА!»

«Я долго не могла прийти в себя…»

Когда маленькой Александре поставили диагноз «аутизм», Зейналова растерялась, ведь не была готова к этому.

«Я почувствовала себя опустошенной и долго не могла прийти в себя. Не понимала, почему это случилось именно со мной, с моим ребенком.

Я не знала, как правильно обращаться с особенными детьми, ведь столкнулась с этим впервые. Поначалу я просто испытывала чувство жалости к дочери и старалась потакать каждому ее капризу. А потом решила, что так больше продолжаться не может, и я должна взглянуть проблеме в глаза, а не убегать от нее.

Мне стало ясно, что какой бы ни была моя дочь, только я несу ответственность за ее жизнь и будущее. Я просто не имела права унывать и опускать руки! И вот, когда я осознала свою проблему и приняла ее, все изменилось. Я перестала делать вид, что моя Александра – такой же ребенок, как и все остальные. Да, она – особенная девочка, но я больше не стесняюсь этого. Даже если Саша не такая, как все, это вовсе не значит, что она не имеет права жить счастливой полной жизнью» – откровенничает ведущая.

Читать еще:  Ученые выяснили, что грудные импланты вызывают редкую форму рака

Светлана Зейналова: «Счастье не зависит от того, есть аутизм или нет»

Светлана Зейналова — не только известная телеведущая, но и мама девочки с расстройством аутистического спектра (РАС). Сегодня Светлана видит свою миссию не только в том, чтобы адаптировать Сашу к жизни в обществе, но и в том, чтобы рассказывать об особенностях и потребностях семей с такими детьми. Поговорили со Светланой о том, каково быть мамой особенного ребенка, где находить ресурс, как добиваться поддержки государства, быть счастливой и делать счастливой свою дочь. Обеих своих дочерей.

Светлана Зейналова , актриса, радио- и телеведущая, сестра телеведущей Ирады Зейналовой. Замужем. Воспитывает двух дочек – Александру (10 лет) и Веронику (1 год). Ведет блог в «Инстаграм».

Наши дети другие, но не хуже остальных

— Вы впервые сказали в прессе, что у Саши аутизм, когда ей было уже 6 лет. Почему вы решили, что пришло время говорить об этом публично?

— Я сделала это, чтобы люди понимали — да, мы и наши дети другие, но мы не хуже. Мы так же, как и все, живем эту жизнь со своими сложностями и просим нас принять. Мы изо всех сил стараемся соответствовать этому миру, и просим его быть с нами чуточку терпеливей, чем с остальными. Появление в семье малыша с особенностями — очень стрессовая ситуация для родителей и сложная ситуация для самого ребенка. Маме и папе предстоит искать возможности для того, чтобы их сын или дочь смогли адаптироваться в мире. А ребенка ждет осознание, что он не такой, как все.

— Что было самым сложным для вас? Как проходил период принятия?

— Самое сложное для родителя — признать, что твой ребенок не такой. Настигает ощущение твоего большого человеческого провала и отрицания: «Нет, это все не так!». Все это не дает двигаться вперед. Это очень сложный путь. Не знаешь, куда деться. Тут все: страх одиночества, страх выброшенности из общества, реализация этого страха, когда тебе постоянно указывают на то, что ты несовершенен, не подходишь и «ваше место за дверью» — это больше всего и убивает взрослого человека. А ведь еще накрывает ужас непонимания, что будет дальше, как с этим жить, как с этим бороться, куда нужно плыть, как с этим справляться. Никаких инструментов при этом у тебя нет, никто же на это не рассчитывал!

Когда мы с Сашей начинали свой путь, я сидела в интернете и просто читала какие-то статьи на тему психиатрии. Но что делать и куда бежать — таких указаний я нигде найти не могла.

— Саше 10 лет, как за эти годы изменилось ваше окружение?

— Я бы не сказала, что оно сильно поменялось. Мне очень сложно сказать сейчас, каким бы было мое окружение, если б Саша родилась обычной или если бы у меня не было детей. Трудно проводить параллели и говорить, что какие-то вещи, тусовки и люди отпали, побоявшись принять нас с Сашей. Да, кто-то отвалился. Зато появилось много людей, которые с радостью нас принимают. Даже в нашем классе многие родители зовут нас в гости. Они готовы приходить к нам и с нами встречаться и оказывать нам посильную поддержку, внимание. И я вижу — Саша растет, а люди, которые нас окружают, становятся терпимее, умней, общество начинает все больше и больше принимать и понимать: аутизм есть и от этого никуда не деться. Прямо сейчас происходит большая духовная работа нашего общества. И чтобы она продолжалась, мы с вами сейчас говорим. И, да! — верные друзья остались друзьями.

Нужно пытаться найти тот самый ключ, предназначенный только для этого ребенка

— Сейчас уже информации везде об аутизме много, но, согласитесь, легче не стало?

— Да, сейчас очень много не только хорошей и качественной информации, но и другой. Чего только люди тебе не предлагают, как только не пытаются из тебя деньги выкачать, какие только диагнозы не пытаются ребенку поставить, чтобы запудрить мозг родителям. А те зачастую готовы на все, только чтобы как-то исправить ситуацию. И требуются очень жесткие фильтры, которые не позволят всяким прохиндеям нас обманывать.

— Это с одной стороны. А с другой — часто оказывается, что аутизм — это дорого. Что бы вы посоветовали родителям, у которых нет материальных возможностей для реабилитации ребенка?

— Есть огромное количество дистанционной терапии, это раз. Во-вторых, сейчас есть Федеральный ресурсный центр по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра (ФРЦ), который делает огромный сайт. На нем объединена вся информация о центрах для аутистов и о специалистах, которые оказывают помощь при аутизме. Сейчас есть государственные программы, реализации которых нужно требовать. Да, детские сады и школы не всегда хотят связываться с нашими детьми, но когда начинаешь махать бумагами и требовать организации процесса образования — машина начинает двигаться с места.

По закону ребенок-аутист имеет определенный набор бесплатных занятий, которыми надо уметь воспользоваться и получить. Также положены поездки в санаторий, в реабилитационный центр, в лагеря. Кроме того, сейчас много фондов, которые имеют определенные объемы, ресурсы и предлагают программы для наших детей. Саше в этом году предлагали поездку в реабилитационный лагерь, но мы не смогли и вместо нее поехал другой мальчик. Главное — хотеть, ковыряться и стараться этим воспользоваться. И возможностями, и знаниями.

Нет методики, которую вы возьмете, и она сделает из вашего ребенка обычного человека. Но есть опытный путь, который дает результаты! Например, мы с Сашей делаем много из того, про что специалисты говорят: «Вам это нельзя». И оно дает результаты. Потому что все дети настолько разные, что нужно пробовать и пытаться найти тот самый ключ, предназначенный только для этого ребенка.

Мне одно время звонила женщина. Она работает в полиции в далеком северном городе. Она не знала, что ей делать с сыном-аутистом. Мы с ней в интернете изучали ролики, как выглядит АВА-терапия, что это такое, она читала сама статьи. Потом они с бабушкой ребенка смотрели видео занятий. А дальше бабушка села заниматься с внуком, и у нее открылось второе дыхание: это же не что-то космическое, а конкретная, обычная педагогическая методика. И мама мальчика мне года два звонила и рассказывала, как идет работа — он научился пользоваться ложкой, вилкой, выучил буквы, стал выговаривать слова, нашелся логопед, который, никогда не работая с такими детьми, загорелся желанием опытным путем найти вариант и достать из ребенка слово. Это конкретный случай, описывающий путь.

Читать еще:  Сын Яны Рудковской стал первым российским ребенком, снявшимся для каталога Dior

АВА-терапия — усиленная обучающая программа, суть которой заключена в решении задачи, позволяющей привить социальные и бытовые навыки детям с различными формами аутизма при применении системы поощрений и последствий.

— Какие инструменты с Сашей работают эффективней всего?

— Сашины прорывы случаются только от личной заинтересованности, ее личной мотивации, когда ей почему-то начинало хотеться прорваться. И от моего отрицания, что она неполноценная, что она чего-то не сможет. Я всегда стараюсь разговаривать с Сашей, как с обычным человеком, например, и все ей объяснять. И вот это отрицание и настойчивость всегда были для дочки очень действенным способом.

Я черпала силы в родительской любви.

— Это ведь очень сложно — не только справляться со стрессом, реабилитировать ребенка, но и еще находить в себе силы ломать систему?

— Да! Это очень большая работа. Справиться со сложностью нашей образовательной и медицинской системы — одна из самых трудных задач для родителей, но это возможно. Нужно просто знать — можно получить на ребенка всю необходимую помощь, которая предназначена государством. А если определенные конкретные люди на местах не хотят это делать, то нужно заставить их работать.

— Как удалось не выгореть, круглосуточно занимаясь реабилитацией Саши? Где вы брали и берете ресурс?

— Любой родитель занимается с ребенком безостановочно, много, сложно и постоянно. Неважно, особенный он или неособенный. И в результате все родители выгорают. Не надо думать, что нам совсем плохо, а всем остальным совсем хорошо — это неправда. У всех детей что-то получается, что-то нет. Я черпала силы в родительской любви и желании сделать своего ребенка настоящим человеком.

Без индивидуальных занятий инклюзия не работает

— Вы завели в свое время собаку. Как изменилась Саша с ее появлением в семье?

— Естественно, любое живое существо, которое тебя любит и делится своей теплой, живой энергетикой, дарит ребенку целый мир. Собака в этом плане была хорошим катализатором — именно ей Саша адресовала первые самостоятельные слова.

— А когда у Саши родилась сестра Вероника, она тоже стала катализатором?

— Появление брата или сестры дарит аутисту не только позитивные эмоции, но и отрицательные тоже: ты был один в семье, а теперь есть еще один ребенок, и это смещает фокус внимания родителей с тебя на малыша. С появлением Вероники Саша повзрослела. У нее появилось ощущение, что она старшая — оно ее и привлекает, и пугает. Привлекает тем, что Саше хочется с Вероникой поиграть, она ее любит. А пугает тем, что она не понимает, что с ней делать, как ее трогать, какой у нее вообще порог ломкости, какие у нее ресурсы, что с ней можно, а что нельзя. И когда сестры начинают общаться, видно, что Саша находится в процессе переосмысления: «Я была маленькой, а теперь, когда появилась Вероника, она маленькая, а я уже большая». И это переосмысление очень меняет отношение Саши и к жизни, и к самой себе.

— Расскажите про Сашин класс. Она учится в инклюзивном?

— Инклюзия — новая для нашей страны вещь, очень непростая. И я к этому по-разному отношусь. С точки зрения детей, инклюзия работает достаточно легко: они все пластичные, открытые, готовы принять особенного ребенка таким, какой он есть. Сложней со взрослыми, с учителями и с системой образования, которая не предполагает нахождение в школе детей с какими-то сложностями. Вообще школа предполагает, как мне кажется, что все дети должны быть одинаковые. Такие «солдатики». И в этой системе образования бывает сложно даже обычным нейротипичным детям. Родителей особых детей, которые выбирают инклюзию, ждет долгий поиск себя в этой системе, понимание, притирание там — и все это очень тяжело. Я более склонна к смешанной системе образования, когда, с одной стороны, есть инклюзивный класс, а с другой — профессиональные специалисты, которые держат под контролем образование ребенка и занимаются с ним индивидуально. У нас с Сашей как раз такая система, потому что без индивидуальных занятий инклюзия не работает. Это бесполезная трата времени, особенно для детей, у которых аутизм. Возможно, для тех у кого аутичный спектр проявляется только на уровне сложностей поведения, инклюзия будет работать. Но для тех у кого действительно есть проблемы с восприятием, пониманием и освоением материала, «голая» инклюзия — это, наоборот, момент, где ребенок теряет время вместо того, чтобы получать образование.

— С каким настроением Саша ходит в школу?

— Она не любит ходить в школу. Она хочет сидеть дома, играть в iPad и развлекаться. Она не из тех детей, кто марширует в школу с криками: «Ура, каникулы закончились!». Но я заставляю — и она идет.

— Саша взрослеет, вот-вот станет подростком. И что дальше?

— Я двигаюсь в понимании, что наше образование и государство не предложит Саше ничего такого, что позволило бы ей раскрыться и полноценно жить. А значит, именно я должна буду придумать и помочь ей сделать что-то свое: получить какое-то особенное образование, найти друзей, создать семью, придумать какое-то дело, которым она будет заниматься, развить ее таланты. Математика не получается, зато Саша поет и рисует — значит, надо понять, как в этом она может развиваться. И это целиком моя ответственность: открыть Саше ее возможности, победив ее лень, нежелание или что там еще мешает детям раскрыться. Саше предстоит с моей помощью раскрыться в том, в чем она станет лучше, и это позволит ей понять свое поведение, понять, чем она отличается от других, а дальше сознательно максимально его скорректировать.

Мы абсолютно счастливые люди

— А за что вы благодарны Саше, что она в вас открыла?

— Она открыла во мне настоящего человека. Человека, который умеет любить, помогать, ценить и понимать, что в жизни важно, а что нет. Саша открыла во мне совершенно безапелляционно преданную любовь к своим детям — особенным и не особенным, и понимание, что в жизни для тебя важней и ради чего ты готов бороться, жертвовать своим временем и своими ресурсами.

— В «Инстаграм» вы с дочерьми производите впечатление счастливых людей…

— Мы абсолютно счастливые люди. Почему мы должны быть несчастными? Наше счастье не зависит от того, что есть аутизм или его нет. Да, Саша вот такая, и что? Она будет жить и развиваться. Дальше ей будет жить все лучше и интересней. А я приложу для этого максимум своих усилий.

Читать еще:  Леонид Барац: Когда больно, я не плачу

Ухажёр сбежал от Зейналовой и её дочери, страдающей аутизмом

Популярная телеведущая рассказала в интервью, как ей было обидно, и за то, что оказалась «дурой»

Фото: РИА Новости

Каждое утро ведущая Первого канала Светлана Зейналова будит россиян, настраивая их на позитивный день. Кажется, что таким солнечным женщинам в жизни все дается легко, но как оказалось, на долю телеведущей выпало немало трудностей, но она прошла испытания достойно. В программе «Наедине со всеми» Зейналова призналась, что когда врачи поставили ее дочери диагноз «аутизм» ее муж Алексей Глазатов ушел из семьи.

Несмотря на то, что ситуация осложнилась, Зейналова с пониманием отнеслась к его решению и начала воспитывать дочь сама. «У меня был непростой момент, когда муж ушел. Начались бесконечные проблемы: надо найти деньги, врачей, ты не понимаешь, что делать. И ты четко понимаешь, что всю жизнь будешь заниматься этим. И, скорее всего, с тобой никогда не захочет жить ни один мужчина…»

Начались финансовые трудности, походы по больницам… Когда Светлане стало казаться, что хуже быть уже не может, она «отпустила» ситуацию.

Однажды Светлана обожглась, поверив в чувства молодого ухажера. Когда она привела его в дом познакомить с дочкой, узнав о диагнозе девочки, поклонник в прямом смысле слова сбежал. «Вот моя дочь, у нее аутизм. Он вышел, и больше не перезвонил… А теперь он делает вид, что со мной не знаком. Мне было обидно за саму ситуацию, что я такая дура», – призналась Зейналова в передаче Юлии Меньшовой.

Однако в жизни Светланы нашелся достойный мужчина. Он начал заботиться не только о ней самой, но и сделал все, чтобы стать родным для Саши. Когда Светлана пыталась объяснить ему, что дети с аутизмом пугаются всего нового, он просто не верил, брал девочку на руки и открывал для нее новый мир. «Я кинула ему статью прочитать про аутизм. Он почитал и постепенно своим неверием проломил эту стену. Она стала гулять по паркам, по торговым центрам. Он своей настойчивостью позволил совершить прорыв вперед. Для меня это было очень важно», – сообщила Светлана.

Они даже завели собаку. «Причем, как выяснилось, у моего молодого человека и аллергия, и астма. Но он сказал: «Моя асСаша, это твоя подружка». И она обнимала ее и говорила: «Моя собака, хорошая моя, любимая». Параллельно мы встретили хорошего доктора. Все вместе это привело к тому, что к шести годам, на свой день рождения, Шурик уже говорила какие-то фразы. Стихи ей стали нравиться, книжки. Собака была как катализатор того, что она заговорила», – цитирует слова Зейналовой сайт «Дни.ру».

Но вместе с тем Зейналова отметила, что она сможет понять и простить своего избранника, если однажды ему покажется, что эта ноша слишком тяжела для него: «Я ему доверяю, мы его очень любим. Но я иногда думаю, что он может встать и сказать: «Я устал». Я знаю, что если он это сделает, то, видимо, мы правда будем сидеть у него в печенках… Я его настолько люблю как мужчину и как человека… Но я всегда в себе оставляю такое маленькое «но».

На телеэкране

По совету подруги Зейналова участвует в кастинге телеканала «ТВЦ». Она имела твёрдое намерение не соглашаться больше на утренние проекты из-за сложности раннего подъёма и невозможности нормально выспаться.

Однако продюсеры, увидев ее активность и энергию, доверяют вести утреннюю программу «Настроение». Так радиоведущая впервые оказалась на телеэкране. Спустя полтора года, пройдя 6 кастингов, Светлана Зейналова приобретает безумную популярность, став телеведущей передачи «Доброе утро» на главном телеканале страны.

В 2014 году Светлана прощается со слушателями «Нашего радио» и возвращается на радиостанцию, с которой началась её карьера диктора. Несмотря на мужской формат шоу, Зейналова отлично вписывается в вечерний эфир радиостанции «Максимум» в качестве соведущей Павла Кириллова.

Эвелина Блёданс и ее сын Семён

Эвелина Бледанс узнала страшный диагноз еще на 14 неделе беременности. Ей много раз предлагали прервать беременности и попробовать снова, но звезда не захотела отказываться от долгожданного малыша.

Маленький Семен радует ее успехами, мама и сын часто смеются, говорят обо всем на свете и, главное, чувствуют себя прекрасно. Семен очень общительный, жизнерадостный и умный мальчик.

Уже в 3,5 года он начал читать детские книги, а такое не всегда под силу даже здоровым детям. Семен учится, у него много интересов, хобби, а еще – много друзей. Это действительно солнечный мальчик, который обожает маму.

Интересные факты из жизни Светланы Зейналовой

  1. Появившись на свет в интернациональной семье, сестры Зейналовы получали одинаковое воспитание, но когда они стали совершеннолетними, то в паспорт записали себя по-разному. Старшая сестра захотела стать азербайджанкой, а вот Светлана выбрала русскую национальность. Несмотря на это, они не придают этому значения и любят родню как с отцовской, так и с материнской стороны.
  2. Рождение ее второй дочери случилось в подмосковном Лапино. Светлана не случайно выбрала роддом «Мать и дитя»: там работают первоклассные специалисты, создана теплая атмосфера, а палаты напоминают больше номера первоклассных гостиниц. В этом роддоме также появились на свет дети многих знаменитостей: Аллы Пугачевой, Ивана Урганта, Андрея Малахова и других.
  3. Ведущая всегда любила общаться и дружить с противоположным полом. Ей нравилось с ними обсуждать какие-то проблемы и вести умные разговоры, из-за чего даже в детские годы среди ее друзей всегда было больше мальчиков. Даже сейчас Зейналова предпочитает работать и тусоваться с мужчинами, которые с удовольствием принимают ее в свою компанию.
  4. Роль в сериале «Кухня» она получила благодаря своему однокурснику Антону Федотову, который в отличие от нее построил актерскую и режиссерскую карьеру. Когда они встретились, Антон узнал, что Светлана из-за отсутствия предложений больше не снимается. Несмотря на то, что в проекте все актеры были уже давно утверждены, он придумал для нее небольшую роль, благодаря чему она сыграла телеведущую.
  5. Несмотря на то, звезда эфира боится воды, она была участницей «Жестоких игр». Но этот проект ее всерьез напугал: Зейналова там чуть не тонула, к тому же получила ушибы. В ледовых танцах она тоже не согласилась бы участвовать, так как не обладает хорошей физической подготовкой, да и сам проект очень травмоопасный. А вот съемки в «Форт Боярде» ей понравились: она не только с азартом проходила сложные испытания, но и общалась с другими участниками.
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector