Nailart-s.ru

Наиларт-С
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ученые выяснили, что грудные импланты вызывают редкую форму рака

Грудные импланты и анапластическая крупноклеточная лимфома (ALCL)

Анапластическая крупноклеточная лимфома (BIA-ALCL) — это редкий тип Т-клеточной лимфомы, связанный с установкой грудных имплантатов, который может развиваться в капсуле рубцовой ткани и жидкости, окружающей имплант. BIA-ALCL не является раком груди — это разновидность неходжкинской лимфомы (рак иммунной системы)

Фото: Анапластическая крупноклеточная лимфома (BIA-ALCL)

FDA впервые выявило возможную связь между грудными эндопротезами и развитием ALCL в 2011 году. В 2016 году ВОЗ и FDA официально признали имплант-ассоциированную лимфому отдельной формой злокачественного новообразования.

Согласно данных ASPS (Американское сообщество пластических хирургов) по состоянию на 22 сентября 2020 года зафиксировано 964 случая Bia-ACLC во всем мире в период с 1997 года, что в соотношении с общим количеством имплантированных пациентов, а это примерно 11,5 млн женщин, составляет 0,0083% (для сравнения, вероятность погибнуть в дтп в Украине составляет 0,01%).

Несмотря на крайне низкую вероятность возникновения этого заболевания, пациент должен быть осведомлен о таком риске перед маммопластикой для принятия взвешенного решения.

Импланты вызывают рак груди

На самом деле у рака груди и имплантов нет никакой связи. Протезы изготовлены из биологически инертных материалов (чаще всего используются силиконовые гели), которые никак не могут повлиять на развитие раковых клеток в тканях. Тем не менее, у этого заблуждения имеется вполне логичное объяснение.

Во-первых, после маммопластики женщины регулярно проходят обследование молочных желез, что повышает шансы обнаружения рака. Во-вторых, когда под тканями находится плотный протез, появляется больше шансов нащупать подозрительный узелок. Из-за этого и возникает впечатление, что причиной рака стала маммопластика.

ВАЖНО! Регулярное обследование молочных желез требуется всем женщинам, вне зависимости, установлены ли у них протезы или нет.

Рак груди, вред бюстгальтеров и косметические операции: интервью с маммологом

Саша Нелюба СПИД.ЦЕНТР

Как часто нужно посещать маммолога? Что будет, если отказаться от грудного вскармливания? Влияет ли размер груди на «производительность» молока? Повышает ли трансгендерный переход риск развития рака груди? Как часто встречается рак молочной железы в популяции и насколько он обусловлен наследственностью? На эти и другие вопросы СПИД.ЦЕНТРу ответили специалисты клиники «Атлас» онколог-маммолог, к.м.н. Максим Игнатов и генетик Александр Резник.

Как часто надо ходить к маммологу на осмотр и как правильно обследоваться?

Максим Игнатов, маммолог: Посещать маммолога нужно ежегодно всем женщинам без исключения, начиная с подросткового возраста, даже если нет никаких жалоб. Также ежегодно надо проходить УЗИ молочных желез, а после сорока-сорока трех лет — маммографию. Это принципиально разные методы диагностики, но они взаимодополняющие — оба выявляют патологические образования.

Какие это могут быть образования?

Максим Игнатов, маммолог: Для молодых женщин характерны фиброаденомы — доброкачественные опухоли, удалять их нужно только если они больше двух сантиметров. Такие фиброаденомы могут перерасти в рак. Их удаляют хирургическим методом в пределах неизмененных тканей. Помимо фиброаденом бывают кисты — содержащие жидкость образования. Их не надо удалять, но за ними обязательно нужно следить, оценивать их внутреннее содержимое (при помощи пункции) и пристеночный компонент. С точки зрения рака опасны не сами кисты, а выросты внутри них — папилломы, которые и нужно хирургически лечить.

Размер груди влияет на риски для здоровья?

Александр Резник, генетик: Нет, никак не влияет, в отличие от наследственности. У всех женщин есть вероятность заболеть спорадическим раком молочной железы (спорадические формы рака — это раковые опухоли, которые возникли из-за влияния внешних факторов и не обусловлены генетической предрасположенностью — прим. ред.). По статистике, около 6 % женщин в течение жизни заболеют раком молочной железы. Если взять все виды рака, то спорадические занимают около 90 %. Соответственно, наследственная природа — примерно у 10 % онкологических заболеваний. Есть список генов, дефекты в которых могут вызывать наследственные формы онкологии, например, мутации в генах BRCA1 и BRCA2. Всего наследственных онкологических синдромов пара десятков — от самых частых, например, формы рака молочной железы и яичников, до очень редких, как Синдром Гиппеля-Линдау (цереброретинальный ангиоматоз).

Как дефекты в генах влияют на развитие рака?

Александр Резник, генетик: У нас есть ДНК, она содержит множество инструкций, как правильно собирать человеческий организм и как он должен работать. ДНК постоянно делится, то есть с нее все время считываются копии. В каждой клетке есть огромная белковая машина, которая после каждого деления (акта считывания информации с молекулы ДНК) проверяет, что с ней ничего не случилось. Гены BRCA1, BRCA2 и многие другие как раз поддерживают целостность молекулы ДНК, либо являются белками-супрессорами опухолевого роста. Если случился какой-то генетический дефект, и он унаследован, то обычно бывает наследственная форма рака молочной железы и яичников.

В молочной железе очень активно текут различные секреторные процессы, так как каждый месяц женский организм готовится к зачатию. Соответственно, в молочной железе, как и в других железистых органах, чаще происходит деление молекул ДНК и выше вероятность возникновения генетических дефектов.

Как онкологи оценивают риски наследственных форм рака?

Александр Резник, генетик: Во время сбора анамнеза врач может заподозрить конкретный наследственный онкологический синдром. У наследственных форм онкологии, как правило, есть характерные признаки. Например, много случаев рака в одной семье по отцовской или материнской линии. Или старшая сестра, тетка и бабушка по материнской линии — у всех рак молочной железы, при этом диагноз установлен до пятидесяти лет. Все это — красные флажки для врача. В таких случаях необходимо разобраться и корректно отнести случай к какому-либо наследственному онкологическому синдрому или же случаю спорадического рака. От этого будет зависеть объем исследований и, соответственно, прогноз.

по теме

Общество

Инфекции, ВПЧ и контрацепция. Что женщинам нужно знать о сексуальном здоровье?

Если у женщины диагностирован рак молочной железы в возрасте до пятидесяти лет или если у нее много родственников по какой-то из линий болеет раком молочной железы или другими видами рака, есть основания провериться на генетическую мутацию в генах BRCA1 и BRCA2. Однако современные технологии позволяют выбрать исследование, которое будет не сильно дороже, но более информативно и закроет вопросы наследственной онкологии в принципе. Анализ BRCA1 и BRCA2 не изучает всю последовательность генов, а ищет только так называемые частые мутации. Но сами по себе гены и их продукт — белки BRCA1 и BRCA2 — огромные, они включают более тысячи аминокислот, и за развитие рака может отвечать поломка на любом участке гена. Можно заплатить немного больше денег и посмотреть не два гена, а сто семьдесят, для которых сегодня установлена связь между дефектами в них и развитием различных форм онкологии.

Удаление груди помогает бороться с раком?

Максим Игнатов, маммолог: Наследственный риск рака молочной железы — единственное основание для превентивного удаления молочных желез. В России это возможно, только если на руках есть положительный анализ на мутацию в генах BRCA1 или BRCA2. Превентивное удаление действительно оправдано, потому что при таких мутациях риск развития рака очень велик.

А косметические операции опасны?

Максим Игнатов, маммолог: Операции по уменьшению груди (редукционная маммопластика) и подтяжке молочной железы (мастопексия), например, когда ее размер настолько большой, что просто тяжело ее носить, особенно пожилым женщинам, практикуются и абсолютно безопасны.

Увеличение груди тоже абсолютно безопасно, так как не затрагивает молочные железы — имплант устанавливается под мышцу. Это никак не влияет ни на структуру, ни на функцию молочной железы. Сложности могут возникнуть только с маммографией — зажимать грудь в аппарате может стать проблематично, но повредить имплант все равно не получится.

Читать еще:  Анастасия Стоцкая стала мамой во второй раз

Сейчас много дискуссий вокруг вреда ношения бюстгальтера. Это так?

Максим Игнатов, маммолог: Ношение бюстгальтера действительно влияет на состояние груди — если грудь сильно стягивать, особенно бельем с жесткими косточками. Кроме того, что это травмирует и вызывает дискомфорт, еще и способствует лимфостазу — застою лимфы в молочных железах. Отказ от ношения бюстгальтера в худшую сторону повлиять не может, как и переход на белье без косточек.

А как ощущения в груди связаны с менструацией?

Максим Игнатов, маммолог: У некоторых женщин перед менструацией часто наблюдаются боль в груди и ощущение, что ее «тянет». Это связано с повышенной эстрогенией и влиянием эстрогенов на ткань молочной железы. Оно вызывает отек, повышенное кровонаполнение. Неприятные ощущения вызывает гормональный дисбаланс. Профилактировать такое состояние можно с помощью местного прогестерона в виде геля профилактическими курсами, это дает хороший эффект.

Еще одно популярное мнение: грудное вскармливание предотвращает рак груди. Правда?

Максим Игнатов, маммолог: Отчасти это так. Беременность, роды и последующая лактация — хорошая профилактика рака молочной железы. Однако если женщина не хочет или не может кормить грудью, отказ от грудного вскармливания никаких существенных последствий за собой не повлечет. Лактацию можно прекратить медикаментозно.

Бывают случаи, когда кормление грудью не рекомендуется или же и вовсе под запретом. Например, нельзя кормить в остром периоде лактационного мастита, когда есть воспаление и велика вероятность бактериального заражения молока. Что касается инфекционных заболеваний, то при ВИЧ кормить нельзя, искусственные смеси в данном случае полностью компенсируют все потребности ребенка. При гепатите C не доказан риск заражения через молоко, но я бы рекомендовал все-таки воздержаться от кормления грудью.

Размер груди влияет на количество молока? И можно ли предугадать еще до рождения ребенка, будут ли у женщины проблемы с лактакцией?

Максим Игнатов, маммолог: Нет, предугадать до рождения практически невозможно. И размер груди тоже никак не влияет на производительность молока. Механизм стимуляции лактации запускается с помощью гормонов гипофиза, грудь увеличивается достаточно быстро. Размер груди не важен, важно количество стимулирующих веществ — тех самых гормонов.

При трансфеминном переходе на фоне приема гормонов у трансженщины начинает расти грудь. Она отличается от природной женской?

Максим Игнатов, маммолог: Такая грудь возникает, по сути, из рудимента, и она отличается от природной женской груди. Функционально она, конечно же, несовершенна, так как первоначально была рудиментарной. В то же время рак груди напрямую зависит от гормональной стимуляции, а трансгендерный переход сопряжен с применением гормонотерапии в больших дозах. Поэтому риск развития рака молочной железы может увеличиваться после трансгендерного перехода.

Реконструктивная пластика

В Алтайском крае очень высокий показатель по заболеваемости раком молочной железы. И к хирургу женщины чаще всего приходят уже без груди, после мастэктомии.

Согласно статистике, около 30% женщин с раком молочной железы полностью удаляют грудь. 70% пациенток удается ее сохранить: им одномоментно удаляют опухоль и реконструируют молочную железу.

Часто женщины обращаются к онкологу уже с третьей-четвертой стадиями рака, поэтому ничего не остается, кроме как полностью удалить грудь. Сохранение хотя бы части молочной железы возможно только при первой-второй стадиях рака.

Всего из общей массы операций около 3% – это реконструктивная пластика (личная статистика Ольги Мишуткиной).

Рак от искусственной груди: почему из России отозвали опасные импланты

Из России отозвали ряд грудных имплантов фирмы Allergan. Последние исследования FDA показали, что эти импланты могут провоцировать развитие рака лимфатической системы. Рассказываем, что делать пациентам, оказавшимся обладателями этих опасных имплантов, и как живется девушке с 12-ым размером наполовину искусственной груди.

Почему отозвали грудные импланты

Ирландская фармацевтическая компания Allergan поставляет на российский рынок различную медицинскую продукцию, в том числе для дерматологии и эстетической медицины. В частности, российские пациенты используют грудные импланты ее производства. Но теперь приобрести такие импланты будет невозможно. Дело в том, что в конце июля 2019 года FDA (от англ. Food and Drug Administration – Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов) на своем сайте опубликовало информацию о том, что фирма Allergan добровольно отзывает из продажи текстурированные грудные импланты Biocell из-за риска их опасности для здоровья человека.

Причиной послужили исследования, которые показали, что эти импланты могут вызывать развитие анапластической крупноклеточной лимфомы, то есть рака лимфотической системы. Пресс-служба российского представительства компании Allergan так прокомментировала официальную причину отзыва:

Также представители компании не рекомендовали удалять или заменять импланты тем пациентам, у которых не наблюдается никаких симптомов. А в случае опасений посоветовали обратиться к своему лечащему врачу за консультацией. Помимо этого, на время отзыва продукции компания организовала службу поддержки клиентов.

Жизнь с 12-ым размером груди

Обладательница 12-го размера груди Татьяна Артюшевская носит в себе импланты уже шесть лет и радуется, что воспользовалась продукцией другой, проверенной фирмы. При родном шестом размере она увеличила объем женской красоты ровно в два раза. Сегодня ее грудь весит около пяти килограммов при общем весе тела 70 килограммов.

Решение увеличить грудь было принято совместно с мужем. «Ожидалось, что будет больше. На самом деле, не особо огромные они получились», – сетует девушка. В 2012 году Татьяна заплатила за желанную красоту около девяти тысяч долларов. Девушка сожалеет, что тогда не смогла поставить больший объем, ведь имплантов таких размеров не было, а под заказ формы стоили порядка 20 тысяч долларов.

Перед операцией пациентка не беспокоилась о здоровье: хирург тогда сказал, что «это уже проверенные импланты, у них многолетний стаж и пожизненная гарантия». «Мне так хотелось сделать операцию, что уже без разницы было, какие будут осложнения», – делится обладательница шикарных форм.

По словам Татьяны, резкая, невыносимая боль была только в первые пять дней после операции. Также было опасение, что не получится спать на животе. Но в итоге решение нашлось: «Подушка повыше и все: между лицом и телом есть выемка, куда все помещается». Иногда при активности и занятиях физическим трудом к вечеру начинает тянуть спину, но Татьяна старается поддерживать мышечный каркас и занимается спортом. По словам Татьяны, импланты не мешали ей и когда она кормила ребенка грудью. Ее дочь сегодня растет абсолютно здоровой.

Узнав о ситуации с запретом на небезопасные импланты, Татьяна встревожилась, ведь любая процедура по установлению, удалению или замене очень болезненна.

В своем же случае, несмотря на отсутствие побочных эффектов от имплантов, Татьяна раз в полгода делает УЗИ и проверяет, все ли в порядке. При этом маммографию с 12-ым размером делать нельзя – есть риск, что лопнет имплант.

Сегодня Татьяна радуется жизни, воспитывает ребенка и делится своими фотографиями с 45 тысячами подписчиков в инстаграме. Ближайший план – «сделать» себе ягодицы. Только не с помощью имплантов, а перекачкой жира с других «ненужных» частей своего тела (живот, бока, внутренняя поверхность бедер) и закачиванием его в ягодицы. «Это многие в России делают, просто никто не афиширует, как-будто накачали», – по секрету поделилась Татьяна.

Что делать, если у вас небезопасные импланты

Как же реагировать на новость женщинам, которые по несчастью уже установили грудные импланты, объявленные опасными? Сопредседатель Совета общественных организаций по защите прав пациентов при департаменте здравоохранения Москвы Игорь Цикорин заявляет, что в данном случае «на момент, когда проводилась операция (до объявления FDA. – Прим. Москвы 24), этот имплант являлся законным, разрешенным к применению, никаких замечаний по нему не было». Поэтому клиника, врач и медицинское учреждение, где проводилась операция и с которым пациент заключал договор, действовали в рамках правового поля. «Соответственно, к самой клинике претензий быть не может, если операция была сделана и все было хорошо», – добавляет Цикорин.

Читать еще:  Помолодевшая 55-летняя Арина Шарапова удивила преображением

При этом производитель поступил достаточно честно и отозвал продукт с рынка, как только появились результаты исследований, подтверждающие небезопасность имплантов. В таком случае Игорь Цикорин рекомендует пациентам, которые установили эти импланты, обратиться к врачу и провести дополнительные исследования.

Лучше делать проверку именно в той клинике и у того врача, который устанавливал вам импланты, ведь он знает пациента и может отследить динамику. Если возникла какая-то нежелательная реакция, ее нужно, прежде всего, доказать. Этим занимаются врачебная комиссия и Росздравнадзор.

То, что компания не рекомендует удалять или заменять импланты у бессимптомных пациентов – это «нормальная ситуация на медицинском рынке», – утверждает Цикорин. «Каждый человек очень индивидуален, и если нет активных реакций организма на данный раздражитель, то обычно не рекомендуют дополнительное вмешательство. Операция – это хирургическое воздействие, травмирующий фактор, который может причинить большее зло, нежели нахождение импланта внутри человека, организм которого нейтрально реагирует», – добавляет эксперт.

С другой стороны, реакция может быть отсроченной, то есть развиваться в течение какого-то периода, поэтому необходимо наблюдение у врача. Он сможет назначить анализы и вовремя увидеть изменения.

Еще один важный момент – моральный вред здоровью. Обычно доказать его довольно сложно, когда нет основной другой претензии. Если вы решите пойти в суд с иском о причинении морального вреда и страданий, вас попросят подтвердить это документально. В этом случае Цикорин рекомендует дойти до психотерапевта, который вас посмотрит, действительно успокоит, а заодно и выдаст справку о том, что вы к нему обращались. «Как дипломированный специалист он может отметить в справке, каким было ваше состояние в момент обращения, были ли нанесены психологические травмы и так далее. Это увеличивает ваши шансы на получение моральных выплат и их размер», – резюмирует эксперт.

Что мы знаем точно

Из-за силиконовой груди может развиваться определенная форма рака — анапластическая крупноклеточная лимфома, вызванная грудными имплантами: BIA-ALCL – breast implant associated anaplastic large cell lymphoma (4). Это заболевание было открыто в 2016 году, оно повреждает иммунную систему.

Если имплантация может довести до рака, то задайтесь вопросом: сколько еще нарушений здоровья, пока еще не выявленных, она провоцирует?

Почему импланты все еще не под запретом?

Импланты были запрещены. В 1992-м Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA) наложило запрет, но в 2006-м сняло (5) — до того, как были проведены долгосрочные исследования.

2 крупнейших производителя имплантов спонсировали масштабное исследование, которое официально не было завершено. В ходе исследования в течение 10 лет они должны были наблюдать 40 000 участниц. (6).

В своих рекламных брошюрах производители отмечают, что есть риск развития аутоиммунных заболеваний из-за имплантов. Но большинство хирургов говорит потенциальным пациенткам, что этот риск минимален. А некоторые вообще ничего не говорят.

Имплант-ассоциированная лимфома: кто виноват и что делать

В конце июля фармацевтическая компания Allergan объявила, что отзывает свои текстурированные грудные импланты линейки BIOCELL из-за повышенного риска развития рака — анапластической крупноклеточной лимфомы (BIA-ALCL), редкого и пока плохо изученного заболевания.

Узнали у хирурга-онколога и члена Консорциума по мониторингу имплант-ассоциированной лимфомы Александра Бессонова, что это за болезнь, каковы статистика и прогнозы, а также вместе с онкологом и преподавателем коммуникативных навыков в здравоохранении Максимом Котовым написали краткую памятку для врачей — как разговаривать с пациентами о BIA-ALCL.

Пациентам: что нужно знать об имплант-ассоциированной лимфоме

BIA-ALCL — тип неходжкинской лимфомы, который развивается в соединительнотканной капсуле (капсула появляется после установки импланта, как реакция организма на инородное тело, — прим. ред.), окружающей имплант, и чаще всего проявляется в виде скопления жидкости вокруг импланта.

Первые случаи этого заболевания были описаны в 2011 году. Тогда же ученые выдвинули предположение: заболевание может быть связано с грудными имплантами. В 2016 году ВОЗ и FDA признали имплант-ассоциированную лимфому отдельной формой злокачественного новообразования.

Причины возникновения BIA-ALCL пока неизвестны. На этот счет есть несколько теорий:

Также научное сообщество пока не может с определенностью сказать, какие из многочисленных разновидностей имплантов точно вызывают лимфому:

«Наибольшее количество доказательств собрано против текстурированных (с шероховатой поверхностью) имплантов, но FDA, например, сообщало и о случаях, связанных с гладкими имплантами.

Считается, что чем больше текстуры, чем больше вероятность бактериальной обсеменации. Но самую большую площадь, если всю эту поверхность развернуть, имеют импланты с полиуретановым покрытием. Однако в структуре заболеваемости они занимают не первое место. Самое большое количество случаев связано с имплантами компании Allergan.

FDA утверждает, что вероятность развития лимфомы в случае использования имплантов Allergan в шесть раз выше, чем имплантов любой другой фирмы, включая текстурированные. Поэтому Allergan был запрещен в первую очередь», — поясняет Бессонов.

Из России Allergan отозвал три вида изделий, ассоциированных с повышенным риском развития BIA-ALCL.

Симптомы, лечение, прогноз

В среднем, имплант-ассоциированная лимфома развивается через 7-10 лет после операции.

«Чаще всего первым симптомом является увеличение груди в месте операции. На УЗИ над имплантом в этом случае обнаруживается скопление жидкости. Надо понимать, что и в норме жидкость там всегда существует — нормой считается до 25 мл. Не норма — если количество жидкости становится аномальным и провоцирует симптомы.

Чтобы поставить диагноз, делают пункцию этой жидкости и проводят специальное исследование — иммуноцитохимическое. Только оно может «увидеть», лимфома это или нет. Остальные исследования покажут только наличие воспалительного процесса, поэтому очень важно, чтобы врач был знаком с этим заболеванием и знал, где искать», — уточняет Александр.

— А знают ли российские врачи об этой болезни?

— К сожалению, большинство врачей у нас не слышали об имплант-ассоциированной лимфоме. Среди пластических хирургов эта тема последнее время ещё стала как-то обсуждаться. При этом за рубежом о ней говорят уже несколько лет. То есть история с имплантами Allergan случилась не вдруг, — утверждает Александр.

— Как лечить BIA-ALCL и каков прогноз?

— Примерно в 85% случаев достаточно своевременного хирургического лечения — полного удаления имплантов и капсулы вокруг имплантов, чтобы добиться излечения. Нерадикальное удаление приводило к рецидивам заболевания, которые, к сожалению, закончились смертью. При распространенном процессе — когда опухоль дала метастазы, — возможно использование химиотерапии и таргетной терапии.

— Какие сейчас есть рекомендации для тех, у кого установлены эти импланты?

— Риск развития BIA-ALCL очень низкий, поэтому нет рекомендаций удалять уже установленные импланты, ведь речь идет о хирургическом вмешательстве, которое тоже имеет свои риски. Если все женщины массово начнут избавляться от имплантов, вреда будет осязаемо больше, чем от возможных случаев анапластической лимфомы.

Статистика

BIA-ALCL — редкое заболевание. По словам Александра Бессонова, статистику о нем собирают два регистра: FDA и Консорциум по мониторингу анапластической лимфомы, созданный пластическим хирургом Марком Клеменсом под эгидой Американской ассоциации пластической хирургии. Данные о количестве случаев и смертей в этих регистрах немного отличаются:

«FDA заявляет о 573 случаях лимфомы и 33 смертях. Из всех зарегистрированных случаев BIA-ALCL, по данным FDA, 481 приходится на импланты компании Аллерган. Регистр Консорциума содержит информацию и 688 случаях и 17 смертях.

Большинство смертей, которые произошли, были связаны либо с инвазией опухоли в грудную клетку в связи с запущенной стадией заболевания, либо с осложнениями лечения метастатического процесса.

Читать еще:  55-летняя Арина Шарапова помолодела и похудела на 11 килограммов

Разница в статистике вызвана способами сбора информации. FDA преимущественно получает данные из англоговорящих стран через специальную форму MDR (Medical device report). Туда приходят сообщения о травмах, случаях смерти, связанных с работой медицинских изделий.

Консорциум, созданный Марком Клеменсом, основан на его персональных связях. Он пригласил докторов, известных пластических и конструктивных хирургов, работающих с имплантами, которые могут собирать информацию в своих странах».

— А сколько случаев имплант-ассоциированной лимфомы зарегистрировано в нашей стране?

— Два случая: по одному в Москве и Санкт-Петербурге. Вероятно, что реальное количество случаев больше. У нас нет никакого учёта — кто, когда, кому поставил импланты и какие. Сами пациенты зачастую не знают, какие импланты установлены у них. Никто не ведёт регистров, — уточняет Бессонов.

Частота возникновения имплант-ассоциированной лимфомы тоже различная для разных стран:

«На начало 2019 года частота оценивалась в США как 1 случай BIA-ALCL на 11 320 имплантаций в среднем, в Голландии — 1 на 6 920 случаев. В Австралии и Новой Зеландии, где довольно хорошие регистры, — на эти страны приходится 83 случая, — частота рисков конкретно для имплантов Allergan составляет 1 на 3 345»

— А чем связан такой разброс?

— Частота варьируется в зависимости от того, какой производитель превалирует на рынке. Также может быть связана с низким качеством сбора информации, отсутствием коллегиальности при регистрации случаев, отсутствием информированности.

В Таиланде, например, один зарегистрированный случай при большом рынке пластической хирургии. Действительно ли он единственный или просто только один им удалось зарегистрировать? Думаю, второе.

Так ли все плохо

«Когда проговариваем эти цифры, звучит страшно. Но надо понимать, что в России, например, регистрируют 90 тыс. случаев рака молочной железы в год, около 30 тыс. случаев смертей от РМЖ за год. А здесь во всем мире с 2011 года по разным данным умерли 17-33 человека.

В Великобритании зарегистрирован один случай смерти, в США — пять, в Швеции — два случая.

Никто, например, не говорит, сколько человек в год умирает от осложнений пластической хирургии — анестезии, хирургического вмешательства. А ведь это были по сути здоровые люди, которые пришли к пластическому хирургу ради улучшения своей внешности.

В 2017 году в США пять человек умерли от осложнений липофилинга ягодичной области — люди мечтали сделать себе так называемую «бразильскую» попу. На каждые 5000 липосакций приходится 1 смерть», — комментирует Александр.

— Запретят ли теперь текстурированные импланты?

— Во Франции на одном из регуляторных заседаний об этом шла речь. Я смотрел заседание FDA по поводу BIA-ALCL, которое транслировалось на YouTube. Много комментаторов высказывались за то, чтобы запретить производство текстурированных имплантов.

Осложнения у хирургии случаются, но никто же не говорит, что надо запретить пластическую хирургию.

На одной из недавних конференций Dusseldorf Breast Meeting известный пластический хирург, член Консорциума по мониторингу анапластической лимфомы Per Heden рассказывал такой пример.

Трагедия 11 сентября в США унесла огромное количество жизней. После этого многие американцы стали воздерживаться от полетов на самолетах. В результате многократно увеличилось количество ДТП. В автомобильных авариях погибло больше человек, чем во время теракта.

Резюме

В группе риска развития BIA-ALCL пациенты с установленными текстурированными имплантами. Среднее время от имплантации до развития заболевания — 7-10 лет. Наибольшую опасность несут импланты фирмы Allergan. Однако риск развития болезни очень низок, поэтому FDA не рекомендует удалять импланты, если нет никаких симптомов.

Врачам: как говорить с пациентами об имплант-ассоциированной лимфоме

Об этом рассказал Максим Котов, онколог НМИЦ онкологии им. Н.Н.Петрова, резидент Высшей школы онкологии, преподаватель коммуникативных навыков в здравоохранении.

Как правильно сообщать о рисках

Перед установкой импланта нужно обсудить с пациенткой все риски, начиная с рисков хирургической операции. В том числе, рассказать о возможности развития имплант-ассоциированной лимфомы.

Есть рекомендации, как сообщать пациенту информацию о рисках. Во-первых, желательно использовать абсолютные цифры, а не относительный риск в процентах. Например, врач говорит: «Вероятность развития имплант-ассоциированной лимфомы составляет около 0,203%». Это относительный риск.

Люди по-разному понимают эти относительные риски. Для кого-то 1% — это много, а для кого-то — незначительно.

Лучше сказать так: «Имплант-ассоциированная лимфома разовьется у 203 женщин из 100 тыс.» Это позволяет представить и оценить масштаб ситуации.

В Америке врачи для объяснения рисков используют специальные диаграммы. Например, там изображена 1 тыс. человек. Доктор закрашивает количество людей, у которых возникнет осложнение от грядущего медицинского вмешательства, также объясняя, что будет, если вообще не лечиться или использовать другой вариант лечения. Так врачи разъясняют вероятность осложнений любого медицинского вмешательства вплоть до внутримышечной инъекции.

При объяснении рисков нужно использовать одинаковый знаменатель. Например, доктор говорит: «Осложнения от лапароскопической аппендэктомии могут развиться у 25 человек из 1 тыс., а при открытой хирургии — у 300 из 10 тыс.» Здесь знаменатели разные, и это запутывает.

Как сообщать плохие новости

Сообщение о том, что у человека имплант-ассоциированная лимфома относится к категории плохих новостей. Даже если этот диагноз не скажется на продолжительности жизни, заболевание требует лечения. А это не та ситуация, которую бы человек желал.

Что влияет на то, как человек воспринимает плохие новости? Во-первых, предыдущий разговор. Если пациент с доктором уже обсуждали такую вероятность, и человек знал, что потенциальный риск развития лимфомы существует, даже такой маленький, восприятие плохой новости будет легче.

Нужно подготовить пациента — прием называется «пробный выстрел». Например, так: «Пришли результаты вашего обследования. К сожалению, у меня для вас плохие новости. Вы готовы сейчас поговорить об этом?» После этих слов важно помолчать и посмотреть на реакцию пациента. Возможно, сейчас не подходящее время для такого разговора. Этой фразой мы показываем пациенту, что не просто хотим рассказать какую-то информацию, но сделать так, чтобы человеку было максимально комфортно, показываем заботу. Это сильно повышает доверие.

После того, как пациент согласился на разговор, мы должны рассказать ему плохую новость с использованием эмпатии: «К сожалению, у вас обнаружили заболевание, которое называется достаточно сложно: имплант-ассоциированная анапластическая крупноклеточная лимфома. Мне очень жаль, что так произошло».

Затем, как правило, следует эмоциональная реакция пациента. И врачу нужно с ней работать, используя эмпатию и навык принятия. Понять и принять любые эмоции пациента — от плача и гнева до молчания.

Нужно назвать эмоцию, которую человек сейчас испытывает: «Я вижу, вы очень расстроены тем, что я сейчас сказал». Добавить, что любой человек, включая вас, был бы выбит из равновесия этой информацией. Или наоборот, если эмоциональная реакция слишком сильная, можно сказать: «Мне очень сложно понять, что вы сейчас чувствуете, но ваши эмоции — это нормально».

Третий этап — оказать поддержку: «Мне очень жаль, что так произошло. Я хочу максимально вам помочь».

В том случае, если эмоции более-менее угасли, мы уточняем, готов ли пациент продолжить разговор и обсудить дальнейший план действий, то есть опять спрашиваем разрешение на продолжение разговора. А после уже рассказываем пациенту о возможных вариантах лечения.

Резюме

Основная проблема пациентов, которые узнают о злокачественной опухоли — растерянность. Они не понимают, что делать дальше. Неопределенность пугает.

А когда доктор своевременно предупреждает о рисках, правильно сообщает плохую новость, работает с эмоциями пациента и предлагает конкретный пошаговый план действий, двигаться в неизвестность становится не так страшно.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector