Nailart-s.ru

Наиларт-С
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Заберите этого мальчика. Сдайте его в поликлинику» Записки школьного психолога

«Заберите этого мальчика. Сдайте его в поликлинику» Записки школьного психолога

Психолог Виталий Сонькин то и дело дает «Домашнему очагу» полезные советы по воспитанию и пониманию детей. А еще он интересно рассказывает о том, с чем ему приходится сталкиваться в своей работе.

Виталий Сонькин, психолог, психотерапевт, гештальт-терапевт

Иногда друзья спрашивают меня: «Ну, как работа? C чем нынче люди приходят?» Приходят со своим горем и радостями, с сомнениями и любопытством, с отчаянием и воодушевлением. Писать про откровения трудно, ведь мы обязаны хранить втайне истории клиентов. Как делиться теми находками, которые возникают в общении, полном доверия и уважения? Для этой колонки пришлось искать подходящую форму. А надо сказать, что большая часть моей практики — это поиск с клиентом подходящей формы для выражения его переживаний и воплощения желаний.

Когда я начинал психологическую практику, психологи уже показали свою эффективность в работе с детьми, и сводить ребенка «продиагностировать» уже не считалось зазорным.

В школах тогда появились специалисты, к которым родители и педагоги начали прислушиваться. Тогда и я начинал с работы с детьми: сперва в школе для одаренных детей, потом в детском психологическом центре. Мы делали разные проекты для родителей и педагогов, для детей способных и отстающих, сирот и с нарушениями поведения, консультировали, пробовали разные методики — от компьютерных до песочной и арт-терапии. Вот несколько наблюдений за школьной жизнью.

Готовность к школе

Есть такое словосочетание — готовность к школе. Как именно к ней нужно быть готовым, неизвестно, но мнение есть у каждого.

Мой папа, физиолог, был уверен, что она выражается в способности дотянуться до уха противоположной рукой через макушку головы.

Вы уже попробовали? Для взрослого это плевое дело, а малыш до 7 лет на это физически не способен — голова пропорционально огромная, а руки коротки. В 6 лет я только и делал, что тянулся до уха, чтобы получить путевку во взрослую жизнь и октябрятский значок в придачу.

Я психолог и пользуюсь совершенно другими методами. Конечно, есть формальные вещи: проверить внимание и утомляемость, способность составить рассказ по картинкам, нарисовать, прочитать, еще что-то, но мой любимый вопрос ребенку: зачем люди ходят в школу?

«Как зачем? Надо же ходить!» «И все-таки, зачем?» «Чтобы быть умным», — будущий первоклашка пытается найти «правильный» ответ.

«А зачем умным быть?»

«Чтобы не смеялись другие», — и тут становится понятно, как его мотивируют к учебе дома.

«А зачем нужно, чтобы не смеялись?»

«Чтобы… не знаю. Потому что обидно, когда смеются!»

«И все-таки, для чего нужно, чтобы не смеялись?»

«Для того, чтобы брали играть вместе…»

«А для чего нужно, чтобы брали играть?»

«Чтоб скучно не было», — выпаливает малыш, и тут видно, что в школу он собирается не учиться.

«А зачем человеку нужно не скучать?»

«Чтобы не грустить. А то, что он будет делать».

Этому юному человеку в школе может быть весело, а вот с уроками придется помучиться — похоже, что быть одному, самостоятельно выполнять задания для него непривычно.

Чаще всего дети рассказывают в таком диалоге о страхах родителей: «Чтобы не стать бомжом», «Чтобы в хороший институт пойти и на работу устроиться».

Но иногда говорят о собственных мечтах: «Да я, когда вырасту, хочу поехать в экспедицию, чтобы искать пропавшие города!» «Чтобы стать умным и помогать всем, кто в этом нуждается, зарабатывать и раздавать деньги бедным», — да, бывает и такое.

Вообще, похоже, что готовность к школе с каждым годом уменьшается. Конечно, не физиологически — руки не укорачиваются. Подростки уже неплохо знают, где добыть нужную им информацию, и школа иногда мешает, а не помогает в этом. Но главная сложность в школе (и главное ее достоинство) — это то, что приходится общаться с толпой и адаптироваться в большом социальном мире.

Толпа в школе

Вообще, в школе очень много людей. Разных. Приятных и не очень, интересных и зануд, общительных и нелюдимых. Как они все вместе уживаются — загадка, теоретически это невозможно. Есть среди них те, кому особенно трудно: у кого шило в одном месте — их теперь принято называть гиперактивными. И те, кто правила этой толпы вообще не понимает и живет «на своей волне», — тогда говорят про синдром Аспергера. Толпа таких сторонится и не любит, и часто пытается вытравить. Посудите сами: все за партами, а он — под партой. Все выполняют задания, а он дерзит учителю.

Мне приходилось видеть разные способы с этим справляться. Я знал мальчика, которого учительница запирала на перемене в классе, чтобы он не бегал по коридору и ни к кому не приставал. Несколько раз участвовал в ситуациях, когда родители писали коллективное письмо: заберите этого мальчика, сдайте его в поликлинику, на опыты (как говорил кот Матроскин).

Реакция этих родителей понятная, но не продуктивная. Видел, как школа настоятельно предлагает перейти ребенку на домашнее обучение — с глаз долой.

И даже видел одного завуча, которая думала, что она следователь: она собрала на ребенка огромную папку-досье, в которой хранились свидетельства всех произнесенных им ругательств, всех драк с его участием, характеристики от педагогов, показания «потерпевших» и даже, в качестве вещдока, ножницы, которыми он угрожал кому-то из одноклассников, и прочий компромат.

Читать еще:  Мама требует убрать «Спящую красавицу» из школьной программы из-за «сексуальных домогательств» принца

Приходилось встречаться и с другой стороной: с детьми, которые боятся ходить в школу из-за угроз, и с перенесшими травлю взрослыми, которые продолжают по привычке опасаться любых непроверенных компаний. Как-то ко мне на прием привели девочку, которою только что душил одноклассник. Ее било мелкой дрожью, трясло, и она не могла выговорить ни слова, захлебываясь прерывистым дыханием. Растерянные педагоги не знали, как успокоить ребенка, пытались утешить ее — это явно не помогало. Я стал вырывать листки из тетрадки и давать ей, чтобы она их мяла. Она тут же с остервенением стала это делать, а потом и бросать получавшиеся комки. Минут через пять такого отреагирования девочка немного расслабилась и смогла говорить, рассказать, что с ней случилось.

Но один раз я видел потрясающий класс.

Это были пятиклассники, которые, как все в этом возрасте, были уверены, что они не очень дружные. Мы проводили с ними игру с творческими заданиями. В классе был мальчик «на своей волне». В общей стенгазете он нарисовал черную кошку. Она была не вполне в тему, но у него была заготовлена история про суеверия и его отношение к ним, которой он хотел поделиться со всеми. Ребята специально предоставили ему слово, зная, что ему это важно, спокойно его выслушали, потом тактично остановили, когда он выбрал допустимое время. В этом классе все знали про особенности этого мальчика и относились к нему с пониманием и уважением и поэтому всем было комфортно. Это было удивительно трогательно, и так наглядно видно, какие плоды может принести колоссальная работа педагогов и родителей, создавших в этом классе атмосферу достоинства.

Двоечки

У меня было две бабушки: одна говорила, что пятерки должны быть нормой, поэтому за них и хвалить не обязательно, а вот тройки и двойки совершенно неприемлемы. Другая утверждала, что лучшая оценка — тройка, ведь это значит, что ты не перетрудился, а необходимый минимум сделал. Эти две разные установки порождали во мне некоторую внутреннюю свободу.

Как-то я придумал простое упражнение, которое показывает силу оценки. Каждый из вас может вспомнить и прочитать наизусть какое-нибудь стихотворение или хотя бы четверостишие. И многие даже могут получить от этого удовольствие. Но все изменится, если нужно это сделать на оценку — только представьте! А еще сильнее, если таких чтецов несколько, и возникает рейтинг оценок: кто-то прочитал лучше, а кто-то хуже всех.

Если вы вообразите себе это, то легко почувствуете, как меняется отношение и к стихотворению, и к чтению, и к слушателям.

А дети находятся в такой ситуации постоянно. Причем труднее всего тем, кто с краю — самым лучшим и самым худшим. И те, и другие оказываются в плену ожиданий, у них меньше возможностей для маневра, они ощущают на себе гнет общественного мнения: «ты должен всегда быть молодцом» или «у тебя все равно ничего не выйдет».

Но не менее трудно родителям. Их же немедленно пробирает стыд, когда их родные дети неуспешны. Знаете, почему с чужими детьми заниматься и делать уроки гораздо проще? Потому что выносить, когда родное дитятко плохо соображает, невозможно для ранимого родительского эго. А чужой — пусть себе не соображает на здоровье! Тем не менее, оценки важны как инструмент обратной связи. Но важно и то, как родитель на них реагирует: умножает их значимость, хваля и ругая; или обесценивает и игнорирует; или обращает внимание и видит в них сигнал: с чем ребенок справляется, а в чем ему нужна помощь.

Читайте также: Как мы учились дома. 5 реальных историй «докоронавирусной» эпохи

Интересно…
Хотелось бы еще почитать, присылайте на почту.

Я соглашаюсь с правилами сайта

Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.

Готовность к школе

Есть такое словосочетание — готовность к школе. Как именно к ней нужно быть готовым, неизвестно, но мнение есть у каждого.

Вы уже попробовали? Для взрослого это плевое дело, а малыш до 7 лет на это физически не способен — голова пропорционально огромная, а руки коротки. В 6 лет я только и делал, что тянулся до уха, чтобы получить путевку во взрослую жизнь и октябрятский значок в придачу.

Я психолог и пользуюсь совершенно другими методами. Конечно, есть формальные вещи: проверить внимание и утомляемость, способность составить рассказ по картинкам, нарисовать, прочитать, еще что-то, но мой любимый вопрос ребенку: зачем люди ходят в школу?

«Как зачем? Надо же ходить!» «И все-таки, зачем?» «Чтобы быть умным», — будущий первоклашка пытается найти «правильный» ответ.

«А зачем умным быть?»

«Чтобы не смеялись другие», — и тут становится понятно, как его мотивируют к учебе дома.

«А зачем нужно, чтобы не смеялись?»

«Чтобы. не знаю. Потому что обидно, когда смеются!»

«И все-таки, для чего нужно, чтобы не смеялись?»

«Для того, чтобы брали играть вместе. »

«А для чего нужно, чтобы брали играть?»

«Чтоб скучно не было», — выпаливает малыш, и тут видно, что в школу он собирается не учиться.

«А зачем человеку нужно не скучать?»

«Чтобы не грустить. А то, что он будет делать».

Этому юному человеку в школе может быть весело, а вот с уроками придется помучиться — похоже, что быть одному, самостоятельно выполнять задания для него непривычно.

Читать еще:  17 потрясающих игрушек для детей, сделанных родителями из картона

Чаще всего дети рассказывают в таком диалоге о страхах родителей: «Чтобы не стать бомжом», «Чтобы в хороший институт пойти и на работу устроиться».

Но иногда говорят о собственных мечтах: «Да я, когда вырасту, хочу поехать в экспедицию, чтобы искать пропавшие города!» «Чтобы стать умным и помогать всем, кто в этом нуждается, зарабатывать и раздавать деньги бедным», — да, бывает и такое.

Вообще, похоже, что готовность к школе с каждым годом уменьшается. Конечно, не физиологически — руки не укорачиваются. Подростки уже неплохо знают, где добыть нужную им информацию, и школа иногда мешает, а не помогает в этом. Но главная сложность в школе (и главное ее достоинство) — это то, что приходится общаться с толпой и адаптироваться в большом социальном мире.

6. Как найти этичного и грамотного психолога?

Посмотрите в интернете, работает ли психолог с подростками — так вы подберёте человека, который понимает, с чем сталкиваются люди в вашем возрасте. Почитайте публикации психолога в соцсетях. После этого вы поймёте, хотите ли ему довериться: нравятся ли вам его мысли, откликаются ли в вас его слова.

Обязательно смотрите информацию об образовании, оно должно быть высшим: законченным бакалавриатом, магистратурой или дополнительным профессиональным. Никакие двухнедельные курсы и тренинги личностного роста не сделают человека настоящим специалистом.

Ты переболел COVID-19, но в растерянности? Что можно и нельзя делать выздоровевшим

Некоторые из моих друзей переболели новым коронавирусом, но я некоторое время была в раздумьях, безопасно с ними видеться или нет. Да и они сами предпочитали «перебдеть, чем недобдеть». Мы всё ещё мало знаем про патоген, но вот некоторые советы, как вести себя переболевшим и окружающим.

Когда я смогу выходить из дома, выйти на работу?

Есть два подхода, рекомендованных Центрами по контролю заболеваний США (CDC). Один из них включает необходимость проведения двух ПЦР-тестов с промежутком в 24 часа, и если оба покажут отрицательный результат, можно считать себя выздоровевшим и выходить на работу. Второй подход рассчитан на ситуацию, когда нет возможности провести тесты. Тогда необходимо, чтобы прошло не менее десяти дней с момента проявления симптомов и не менее трёх дней с момента, как установилась нормальная температура (при условии, что её не «сбивали» лекарствами специально) и пациент пошёл на поправку: стало легче дышать, прошёл кашель. Подчеркну, что время нужно отсчитывать от начала появления симптомов, а не от момента заражения.

Тем, у кого симптомов нет, но ПЦР-анализ показал положительный результат на коронавирус, предлагается оставаться дома в течение 10 дней после последнего положительного результата или закончить карантин после двух отрицательных результатов тестирований, проведённых подряд с промежутком в 24 часа.

Часто переболевшие продолжают чувствовать себя плохо даже после исчезновения основных симптомов. Это результат постинфекционного истощения организма. Помимо этого, у некоторых больных мог развиться фиброз лёгочных тканей, и они будут восстанавливаться в течение месяцев. На такие симптомы не следует ориентироваться в отсчитывании 10 дней. Отсчитывать дни нужно от исчезновения основных симптомов: кашля, удушья, ухудшенного обоняния.

Не заражу ли я кого ненароком, закончив карантин согласно таким правилам?

На данный момент неизвестно, сколько времени после выздоравления вирусная РНК может сохраняться в дыхательных путях человека. Но известны следующие факты:

  • вирусная нагрузка начинает уменьшаться сразу после появления симптомов;
  • в тестах на посев вирусы, способные к репликации, до сих пор были найдены вплоть до 9-го дня после начала симптомов, но не далее. С 10-го дня даже если в образцах сохранялась вирусная РНК, жизнеспособных вирусов в образцах не находили;
  • после исчезновения симптомов у многих пациентов уже не находили вирусной РНК в мазках. У оставшихся через три дня её количество уменьшалось до такого, из которого не получалось с помощью посева выявить жизнеспособный вирус;
  • не было обнаружено корреляции между продолжительностью болезни и длительностью периода после выздоровления, в течение которого у человека остаётся вирусная РНК в мокроте.

Точно известно, что риск заразиться от выздоровевшего человека в разы меньше, чем в течение болезни. К сожалению, пока у нас нет достаточно точной информации, чтобы рекомендовать выздоровевшим людям разгуливать по улице без масок и не соблюдать карантинные меры, общие для всех.

По оси абсцисс — дни после появления симптомов. По оси ординат — логарифм по основанию 10 количества фрагментов РНК на мазок. Желтым обозначены мазки из горла, коричневым — из носа. Источник: ссылка СDC на исследование Wölfel et al.

Появился ли у меня иммунитет к коронавирусу?

Если вы переболели, то в крови у вас в течение некоторого времени будут находиться антитела к новому коронавирусу. Если вы хотите сделать благое дело, после завершения болезни вы можете стать донором плазмы крови с антителами, которая будет использована в лечении тяжелобольных. В Москве для этого запустили акцию #хочупомочь, в рамках которой до пункта сдачи крови можно доехать на такси. Но это следует делать вскоре после выздоровления, так как антитела в крови через некоторое время исчезнут (IgM исчезают почти сразу после перенесённой болезни, IgG держатся до года и более).

Также у переболевшего человека остаётся клеточный иммунитет, в котором не участвуют антитела. Определённые типы T-лимфоцитов, которые уже обучились запоминать участки вирусных белков и реагировать на них, поражая вирус, остаются у человека в течение долгого времени после болезни. Учёные даже предположили, что клеточный иммунитет, сохраняющийся после «сезонных простуд», вызванных другими коронавирусами, может быть связан с более лёгким протеканием заболевания COVID-19 у некоторых пациентов: их T-клетки, обученные реагировать на родственные SARS-CoV-2 вирусы, вероятно, могут реагировать и на него, пусть и не так эффективно, как T-клетки, обученные именно на этом вирусе.

Читать еще:  6 признаков в поведении ребенка, которые нельзя игнорировать

Можно ли заразиться новым коронавирусом повторно?

Некоторое время назад Центры контроля и предотвращения заболеваний Южной Кореи обнародовали данные исследования, в котором принимали участие 400 выздоровевших пациентов, показавших после болезни отрицательные результаты ПЦР-теста на коронавирус. Через некоторое время у 285 из них вновь нашли вирус, что поставило вопрос о возможности повторного инфицирования. Сейчас стало известно, что из 790 родных и близких этих 285-ти никто не заразился, значит, скорее всего, проблема была в качестве тестов — в частности, в большом количестве ложноположительных результатов. Других сведений, позволяющих полагать, что повторное заражение возможно, у нас нет. Но всегда остаётся вероятность, что вирус будет идти волнами и по отношению к другому, мутировавшему, штамму приобретённый в результате болезни иммунитет может оказаться неактивен. (Однако, насколько сейчас известно, новый коронавирус мутирует довольно медленно).

Как мне справиться с перенесённым стрессом?

Известно, что у тех, кто перенёс болезнь, могут возникнуть ментальные проблемы, в частности, депрессия, тревожность. Особенно это справедливо для переболевших тяжело, для людей, которым довелось продолжительное время полежать в отделении интенсивной терапии под аппаратом ИВЛ. У такого эффекта даже есть название — (ПИТ-синдром, post-intensive care syndrome). Этот синдром, похожий на посттравматическое стрессовое расстройство, способен сильно повлиять на качество жизни и может возникнуть даже у тех, кто до этого не был склонен к психическим заболеваниям.

Он возникает в том числе из-за того, что, что к больным COVID-19 относятся с большой опаской, так как они могут передать вирус медицинскому персоналу. Здоровые люди вокруг пациентов ходят в костюмах биозащиты, а вокруг лежат такие же больные, погружённые в стрессовое состояние из-за неведения, выживут они или нет. Исследования показали, что многие пациенты в отделениях интенсивной терапии впадают в забытье и потом не могут вспомнить, что происходило, а у других возникает патологическое волнение, требующее медикаментозной седации.

Если вы столкнулись с подобной проблемой, советуем обратиться за медицинской помощью. Если ваши друзья и близкие столкнулись с ней, то старайтесь их поддержать и помните, что эти люди больше не заразны и избегать их не имеет смысла, это несёт только вред.

Очень многие маленькие пациенты боятся самого слова «укол». Хотя, «клизма» звучит гораздо страшнее

– Как обычно протекает ваше общение с родителями?

– Родители, мне кажется, делятся на тех, которые «слушаются» и тех, которые «все знают». Зачем в поликлинику приходят вторые – неясно. Зато общение с теми, которые «слушаются», обычно не вызывает проблем – здесь можно понять, чего они хотят. Вообще, в любой профессии есть такие люди: с одними все легко, а другие постоянно чем-то недовольны.

– С детьми, как правило, все легко. Дети практически всегда следуют моим рекомендациям, а вот родители – не всегда. Наверное, это из-за того, что нет доверия к врачу. Я считаю так: если веришь доктору, лучше делать так, как он говорит, а если не веришь – можно найти другого врача. Тем более, сейчас у всех есть интернет.

«Это наш город»: Детские поликлиники станут лучше благодаря москвичам

– Не секрет, что многие дети боятся врачей, а особенно – уколов. Как вам удается избавлять маленьких пациентов от этого страха?

– Всегда говорю, что я добрая фея и у меня есть волшебная палочка, которой можно горло посмотреть. Если ребенок боится укола, я говорю, что делать ему будут не укол, а «прививку» – это слово, почему-то, не так сильно пугает детей. Очень многие маленькие пациенты боятся самого слова «укол». Хотя, «клизма», мне кажется, звучит гораздо страшнее.

– Как заставить лечиться неугомонного ребенка?

– Мне кажется, любого ребенка можно уговорить разными способами: преподносить лечение в форме игры, «торговаться» и даже «угрожать» (смеется) . Если это не работает – берем, что называется, силой (улыбается) и быстренько заливаем в него лекарство: «хоп» – выпил, «хоп» – выпил.

– С какими жалобами чаще всего обращаются в летний сезон?

– Самые распространенные «летние болезни» – это понос и укусы комаров (не устает смеяться) . Бывало, обращались ко мне родители, думая, что у их ребенка краснуха или скарлатина. Однако после осмотра выяснялось, что это была обычная аллергическая реакция на укус комара, либо ребенок просто забыл помыть руки.

– Применяете ли вы какие-то новые методики или технологии в своей практике?

– В случае с поликлиниками стоит упомянуть о компьютеризации: сейчас все переведено в электронный вид, и это значительно помогает в работе. Кроме того, мы часто выписываем новые лекарства или вакцины. Однако с тяжелыми ситуациями участковый врач, как правило, не работает. Если у больного выявлено серьезное заболевание, он направляется в стационар или диагностический центр.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector